Company Logo

Рационализм

Отсюда частые срывы, перепады и как следствие неуверенность тренера в этом игроке. Когда мне давали шанс, старался использовать его на все сто процентов... У разыгрывающего должен быть авторитет. Не может тренер приказать: слушайтесь его в игре... Завоевывать же [авторитет] приходится по крупицам. Я старался изучать партнеров. Кому какой пас удобнее получать, в каком месте. Если удавалось сделать такую передачу, партнер начинал мне верить, слушаться меня».

Рациональность, возведенная в принцип, строится на стремлении устранить все лишнее, стремлении наработать безотказно действующую систему, как можно менее подверженную влиянию случайных обстоятельств, и в первую очередь эмоционального порядка.

Яркий пример — Виктор Петрович Угрюмов, олимпийский чемпион по выездке. Вспоминает С В. Токарев: «Когда я задал Угрюмову простой, как выяснилось, наивный, по его мнению, вопрос, любит ли он лошадей, он ответил, что о любви не может быть и речи. Лошадь для него — спортивный снаряд, на котором выполняются определенные упражнения. Снаряд надо содержать в порядке, как, например, свой кузнечный инструмент.

Вера таких людей в систему, знания, трудолюбие, в то, что все можно сделать умом и руками, безгранична. «Да, он подлинно исполнен веры в себя, в свой ум и в свои руки, истый русский мастеровой, не признающий деления людей спорта на тех, которым природа выдала щедрую жменю, и тех. кому протянула пустую ладонь. Спорь с ним, не спорь, он уверен, что гены - дело второе, пятое, десятое...» Угрюмов так о себе говорит: «Останься я кузнецом, я не был бы простым кузнецом — придумывал бы, рационализировал, выбился бы в люди. Стань я инженером, я бы не был простым инженером. И так в любом деле, которым бы я занялся».

Рациональную систему он опробовал не только на себе. «Это не домысел, не легенда — именно в спорте, веря, как всегда, что терпение и труд все перетрут. Угрюмое позвал в группу юную спортсменку, которая считалась совершенно бесперспективной. Через восемь месяцев Ирина Карачева проигрывала в Белоруссии только Угрюмову».

А для того, чтобы наработать методическую систему, необходимо знать в своем деле все и в мельчайших подробностях. «Он терпеливо слушал всех, кто мог хоть сколько-нибудь помочь ему советом. Он читал о лошадях все, что мог достать. Сейчас, по прошествии многих лет (Виктору Петровичу за сорок), можно сказать, что вряд ли есть такая книга о выездке, которая не была бы ему знакома».

Воплощением рационального подхода к организации своей деятельности является спортивный путь одного из пионеров отечественного бокса Константина Градополова. Найденные им принципы ведения боксерского поединка во многом определили черты советской школы «интеллектуального» бокса.

В начале 20-х годов, иа которые приходится начало спортивной деятельности Градополова, не существовало ни квалифицированных тренерских кадров, ни методик подготовки боксеров. Необходимо было до всего доходить самому, искать и все, что более или менее обещало дать результат, пропускать через себя, отбирая по крупицам драгоценный опыт. «Питаться» немногим, отличать ценное от бесполезного — таковы были цели моего спортивного совершенствования... Это была трудная работа над «целиной»». Единственная возможность овладеть спортивным мастеровом в боксе состояла в том. чтобы «искать» самому, прилежно и тщательно отрабатывать отдельные технические приемы». «Не имея от природы «богатых» данных, я много работал над своим физическим развитием. Почти не было такого вида спорта, которым бы я ни занимался. Меня часто называли «сделанным» боксером, и в этом была доля правды...» «...Мной руководило постоянное стремление обогащать свой опыт, расширять небогатый арсенал своих знаний. Для этого я использовал любую возможность».




Яндекс.Метрика