Company Logo

Недостатки — продолжение достоинств

Олимпийский чемпион в беге на лыжах Вячеслав Веденин так рассказывает о ситуации, которая сложилась в коллективе с приходом в него тренера Павла Константиновича Колчина: «В нашей группе были и лыжники, которые уже проявили себя на всесоюзных соревнованиях, — сложились у них и гонорок, и упрямство, и желание все сделать по-своему. И когда они столкнулись с жесткой системой Колчина, с его максимализмом, то пошли осложнения. В конце концов эти ребята ушли к другим наставникам — позднее, правда, выяснилось, что никому из них так и не удалось добиться больших успехов».

Вагиз Хидиятуллин: «Иногда мог позволить себе после тяжелой игры всю ночь не спать... Думал, молодой, здоровья хватит. Как я ошибался! И как жалею сейчас, что вовремя не прислушивался к советам старшего тренера... Причем ругал Бесков при всей команде, а это очень мне не нравилось. Наши разногласия с тренером зашли слишком далеко... и я решил уйти... Очутился в ЦСКА. Совершенно другая игра, отношение к футболу. На тренировках мне все сходило с рук, хотя занимался почти всегда вполсилы».

Несколько примеров из тренерского опыта А. В. Тарасова. «Как мне кажется, несомненно одаренный форвард Виктор Ярославцев являет собой наиболее впечатляющий и печальный пример погубленного таланта. То есть, конечно. Виктор достиг немалых высот в хоккее, он входил даже в состав сборной команды СССР и стал вместе с товарищами чемпионом мира, получил после венского чемпионата высокое звание мастера спорта международного класса, однако... Однако, считаю я, Виктор дал нашему хоккею — и сборной, и своему родному «Спартаку» — меньше, чем мог бы. Значительно меньше. И это обидно, досадно; увял большой талант».

«Виктор капризен, эгоистичен. Были даже случаи, когда Ярославцев пытался на собрании команды переложить свою ошибку на партнера». Действительно, мало кто сейчас помнит или знает такую хоккейную фамилию — Ярославцев.

«Вспоминаю, как от нас, из ЦСКА, уходил талантливый форвард Александр Черепанов, спортсмен незаурядный, игрок страстный, огненно быстрый. Из него мог, ничуть не сомневаюсь, получиться выдающийся мастер. Но к Александру рано пришла слава, большая слава, и он не выдержал бремени своей немного неожиданной для него популярности... Вокруг Черепанова собралась нехорошая компания, крутились какие-то сомнительные дружки, и он поменял хоккей, нас, на графин водки, и ничего с ним ни тренер, ни товарищи по команде сделать не могли». «Мы отказались от услуг Виктора Полупанова... когда трудолюбие перестало быть отличительной чертой Полупанова, когда стал он нарушать спортивный режим... Мы долго терпели. Никому в ЦСКА не уделяли, пожалуй, столько внимания, как Виктору».

«Перед началом сезона 1965/66 года ЦСКА расстался и еще с одним спортсменом. От нас ушел молодой и, несомненно, способный хоккеист Еремин. Мы отпустили его, честно говоря, без особого сожаления. Уж слишком капризен он, этот восемнадиатилетний парень. И если в этом возрасте Еремин позволяет себе так много, то, став известным мастером, он капризничал бы еще больше, мог просто сесть тренерам и товарищам на шею.

Психология вседозволенности может привести и на скамью подсудимых. Виктор Агеев, самобытный, талантлнвый боксер, «нисколько не заботясь о будущем, жил только сегодняшним днем». В кафе «Лира» он весело проводил свободное время среди своих поклонников. Была пьяная драка. Была жертва. Был суд и приговор. А вот совсем свежий пример: волейболисты команды «Калев» Р. Лннк (капитан команды) и молодые мастера А. Кеэль, П. Крууда осуждены на разные сроки лишения свободы с содержанием в исправительно-трудовой колонии усиленного режима. Эти ребята, выпив водки, направились к женскому общежитию, в которое их не пустил дежурный. «Тут началось избиение дежурного по общежитию, который столь «неуважительно» отнесся к тем, кому рукоплещет вся республика».




Яндекс.Метрика