Company Logo

Идеал и антиидеал

Всякий идеал имеет свою оборотную сторону. Нередко мы не совсем четко представляем, что именно нам нужно, но твердо знаем, чего не хотим. Как в магнитном поле, полюс идеала невозможен без своего антипода, который, отталкивая, только увеличивает притягательную силу идеала.

«Я хочу быть похожим на...» — стремление, наиболее выраженное как раз у тех. кто менее других в настоящее время обладает подобным сходством. Напротив, диаметрально противоположен выбранному образцу. Для хилых мальчишек таким идеалом становятся сильные люди с великолепной мускулатурой. Чемпион мира по гимнастике Эберхард Гингер: «В детстве мое сердце было отдано футболу... Но однажды в с порт в ном клубе нашего города Штутгарта я познакомился с одним парнем из мясной лавки. Меня потрясли его руки — сильные, мускулистые. Я был тщедушным, долговязым двеиадцатплетним мальчишкой, и бицепсы моего старшего приятеля не давали мне покоя. Так я начал заниматься гимнастикой».

Вот что пишет о себе другой выдающийся гимнаст, Михаил Воронин: «Гимнасты мне не очень нравились — там не было игры, азарта. Но мускулатура у них была великолепная, и я думал, что эти ребята очень сильные. А мне было лет тринадцать, когда я сделал первую попытку записаться в секцию гимнастики. Тренер посмотрел на меня, на мою тщедушную фигуру, на тонкую длинную шею и отказал. И вот где-то в этот период, мне так кажется, я увидел Шахлина... Это было удивительное, восхитительное зрелище. Бронза мускулов и невесомость, атлетизм и плавность движений, застывшие каменные позы и стремительность вращений в любых плоскостях. Нет, не подумайте, что я сразу заболел гимнастикой... Я просто воображал себя таким же сильным...»

Между полюсами идеал — антиидеал создается колоссальное напряжение работоспособности. Юрий Власов: «Я так любил силу, что все испытания для меня ничего не значили». Михаил Воронин: «...качать силу я продолжал настойчиво и азартно. Придумал массу упражнений с отягощениями на кольцах, занимался после тренировки на станке для развития грудных мышц и мышц спины. И пришло то время, когда я вдруг легко освоил «крест». О. это были чудесные мгновения! Я висел на кольцах руки в стороны, и казалось, что я самый сильный человек на земле. Я почувствовал себя настоящим мужчиной! Мне было тогда 18 лет!.

А вот другая история — волейболиста Юрия Чеснокова. капитана сборной СССР, чемпиона мира и олимпийских игр. «Единственное, чего у меня было вдоволь. так это роста. Вдруг за одно лето вытянулся, как побег бамбука, —до 180 сантиметров! А вес остался почти тем же — 53 килограмма. В 14 лет я стал похож на хворостинку. Меня положили на обследование... с диагнозом: субг игантизм... наконец сделали заключение: в лечении не нуждается. Я был обречем быть здоровым и немощным одновременно! В довершение всего произошло самое страшное. На урок танцев в женскую школу я пришел в новенькой шелковой полурукавке, в коротких штанишках и гольфах. Худущий, руки и ноги даже без намека на мышцы, остро торчащие и готовые прорвать кожу суставы локтей и коленей, согнутая спина... Мое появление было встречено смехом, последовали реплики одна обиднее другой. Ребята в школе звали меня Паганелем и Штативом. И здесь, в присутствии девчонок, они продолжали изощриться в сравнениях. Два три неудачных танцевальных па довершили дело. Я не выдержал. Прибежал домой, упал на диван и горько заплакал от обиды и сознания своего бессилия, неспособности наказать обидчиков... Со всей юной страстью я стал заниматься с резиной. Вскоре в моей 12-метровой комнате все выступы, дверные ручки, трубы батарей центрального отопления были использованы как точки зацепа, места крепления резины. Я тянул свою резину по утрам и в школе, спрятавшись от ребят на чердачной лестнице, тянул во время подготовки школьных заданий, делая перерывы между занятиями. Месяца через четыре и начал заниматься с легкими гантелями, потом со средними. Нагрузки увеличились. Я строил свое тело, строил трудно, медленно. Я и не думал тогда о том, что попутно закаляю свою волю, характер, без которых и самые могучие мышцы ие обеспечат победы над противником... Я увидел первые результаты и теперь хотел добиться полного совершенства. И одной из движущих пружин стало появившееся желание достичь каких-либо успехов в волейболе. В 1955 году в возрасте 22 лет я был признан лучшим игроком чемпионата страны по волейболу. Отец был счастлив, пожалуй, не меньше меня. Но помню до сих пор, какой он мне задал вопрос при встрече. Что бы я предпочел, спросил он, если бы передо мной стал выбор: быть чемпионом и одновременно иметь маловыразительную длинную фигуру или быть гармонично физически развитым человеком, но не заниматься большим спортом? Не колеблясь, я назвал второе».




Яндекс.Метрика