Company Logo

Самоограничение

Самоограничение рационального спортсмена — это не одержимость. Это постоянное содружество труда и рационального режима как особый образ жизни (и в спорте, и вне его). Таким образом, «идеальное здоровье», о котором, например, по отношению к себе говорил Владимир Сальников, феномен не столько врожденный, сколько благоприобретенный правильно организованным режимом жизнедеятельности. Научно обоснованная организация подготовки спортсмена творит чудеса. Брайан Робсон — капитан английской футбольной команды «Манчестер Юнайтед» и сборной страны, самый универсальный футболист в Британии, как о нем там говорят.

В 16 лет при росте 166 см он весил всего 47 кг. Робсон вспоминает: « В первый сезон в клубе занялись моим атлетизмом. Я участвовал только в десяти матчах, так как многие опасались, что мне достанется слишком много синяков и шишек. Различными упражнениями тренеры стремились укрепить и развить меня физически. А не прописали специальную диету. И я стал расти вверх и вширь». С тех пор он подрос на 13 см и потяжелел на 27 кг.

Рациональный труд — это не эпизодические взрывы не знающей меры изнурительной работы, не периоды аскетизма, после которых наступает время продолжительного отдыха, вседозволенности или депрессии (что нередко случается при эмоциональной организации деятельности). «Вечные труженики* продвигаются к цели не рывками, а методично, строго по расписанию. Нередко при этом приходится жить в противоборстве с естественными потребностями организма, его физиологическими особенностями. Шестнадцать лет своей спортивной карьеры Анатолий Белоглазов находился в постоянном антагонизме с собственным весом. Вот что он говорит: «Да, очень трудно отказаться от многих доступных и приятных «маленьких житейских радостей»: не есть ничего сладкого (а я, например, ох какой сластена!), ограничивать себя в еде, в питье».

«Отличники». О Роберте Эммияие. победителе Игр доброй воли, установившем на них рекорд Европы по прыжкам в длину, делится своими впечатлениям Г. Швец: «Я присматриваюсь к нему с февраля этого года, когда в манеже ЦСКА он установил зимний рекорд Европы. Когда наблюдал за Робертом со стороны, то почему-то мелькнуло в мыслях слово «прилежание». В свое время школьникам выставляли отметку за прилежание. И Роберт представился мне вот таким пятерочником из тех лет, когда аккуратность в одежде заглушала вскрики моды, а застенчивость почиталась выше раскованности... Тренироваться и тренироваться. Учиться и учиться. В этих речевых оборотах, возведенных в степень показателями прилежания, раскрывается важная сторона личности рекордсмена. Он уже двенадцать лет тренируется у Мкртыча Карапетяна. не пропустил ни одной тренировки, не нарушил ни одного правила... Роберт Эммиян и его тренер скоро вернутся в Ленинакан. И сразу же уйдут на несколько дней в горы. Чтобы подождать, пока улягутся восторги, минует необходимость принимать шумные почести. А потом снова Роберт будет тренироваться...»

Плодотворное содружество тренера и спортсмена, учителя и ученика! Извечная проблема. Как трудно работать с талантами, как непросто найти общий язык с эмоциональными спортсменами! И какая благодатная почва спортсмен рациональный, в котором нет своеволия, перехлестов, непредсказуемости, резких перепадов в настроении, состоянии, поведении, в котором есть тяга к знанию, обучаемость, стремление трудиться и познавать! Спортсмен и тренер — сообщающиеся сосуды, единство, в котором знания одного закономерно превращаются в умения другого.

Формирует спортсмена не только тренер. Имеют значение все виды социальной поддержки, помощи, обучения. Необходима преемственность в цепочке: родители — первый тренер — тренер высшего спортивного мастерства. Необходимы внимание, требовательность и трудовое воспитание ребенка в семье. Необходима квалификация — спортивная и педагогическая — тренера. Необходимы, наконец, передовая методика и системная организация современной школы вида спорта.




Яндекс.Метрика

Введение